Смирнова, Елена,

Применение конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров,

© "Российская юстиция" No. 11, 1997 г.; C. 26-28.
© Смирнова. Е., 1997

     Разрешение судами общей юрисдикции и арбитражными судами споров, связанных с реализацией внешнеэкономических сделок, ведет к необходимости широкого использования международных конвенций, участником которых является Российская Федерация. Согласно ст. 17 Конституции РФ и ст. 7 ГК РФ составной частью правовой системы Российской Федерации являются (наряду с общепризнанными принципами и нормами международного права) международные договоры. В числе международных конвенций, наиболее широко применяемых для регулирования отношений по внешнеэкономическим сделкам, является в настоящее время Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров, подписанная в 1980 году в Вене (далее - Венская конвенция). Она применяется в отношениях сторон по договору такого рода, оформляющему торгово-экономические сделки между российскими и зарубежными партнерами. В связи с заключением и исполнением подобных сделок возникают многочисленные споры. До недавнего времени такие споры разрешались в основном в Международном коммерческом арбитражном суде при Торгово - промышленной палате РФ или в других центрах международного коммерческого арбитража (в частности, в Арбитражном институте Стокгольмской торговой палаты, в арбитраже ad hoc) на основе выраженного в арбитражной оговорке договора согласия сторон передать спор на разрешение такого международного коммерческого арбитража.

     С расширением числа предприятий и фирм, заключающих договоры международной купли-продажи с иностранными партнерами, и с закреплением в Арбитражном процессуальном кодексе РФ права на получение управомоченной стороной защиты в государственном арбитраже применение Венской конвенции приобретает все большее значение. Это особенно актуально, поскольку в конкретных договорах обычно отсутствуют прямые указания на данную Конвенцию, и к ее предписаниям арбитры и стороны обращаются обычно только при возникновении споров.

     Венская конвенция вступила в силу 1 января 1988 г. С 1 сентября 1991 г. к Конвенции присоединился СССР; с 24 декабря 1991 г. Российская Федерация продолжает членство бывшего СССР в ООН и начиная с этой даты несет в полном объеме ответственность по всем правам и обязательствам СССР согласно Уставу ООН и многосторонним договорам, депозитарием которых является Генеральный секретарь. На 22 мая 1997 г. в Конвенции участвуют 48 государств, среди них Украина, Белоруссия, Эстония, Грузия, Литва, Молдавия. Конвенция вступила в силу для Польши (с 1 июня 1996 г.), вступает в силу для Узбекистана (с 1 декабря 1997 г.), для Бельгии (с 1 ноября 1997 г.) и Люксембурга (с 1 февраля 1998 г.).

     Сфера применения Конвенции определена в главе 1. Согласно ст. 1, она применяется в следующих случаях:

     во-первых, когда речь идет о договоре купли-продажи между сторонами, коммерческие предприятия которых находятся в разных государствах и эти государства являются договаривающимися государствами - членами Конвенции;
     во-вторых, когда согласно нормам международного частного права применимо право договаривающегося государства - участника Конвенции.

     Примером первого случая применения Конвенции может служить решение Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате РФ (далее - МКАС) от 10 марта 1994 г. по иску предприятия Украины к фирме Германии. Учитывая, что стороны принадлежат к странам - участницам Венской конвенции, суд вынес решение, руководствуясь ее предписаниями.

     Примером второго случая применения Венской конвенции может служить решение от 7 сентября 1994 г. В нем МКАС констатировал, что, как следует из п. 9 договора, сторонами (фирмами России и Иордании) достигнуто соглашение о применении к правоотношениям, вытекающим из договора, законодательства Российской Федерации. Так как Российская Федерация является участницей Венской конвенции, то названная Конвенция на основании ст. 7 ГК РФ стала частью российского права и в силу соглашения сторон, а также п. 1b ст. 1 Конвенции она применима к настоящему спору.

     Согласно ст. 90 Конвенции, она не затрагивает действие любого международного соглашения, которое уже заключено или может быть заключено и которое содержит положения по вопросам, являющимся предметом ее регулирования, при условии, что стороны имеют свои коммерческие предприятия в государствах - участниках такого соглашения. Поэтому сохраняют свое действие нормативные двусторонние Общие условия поставок, заключенные бывшим СССР с КНР (1990 г.) и КНДР (1981 г.). В решении от 21 ноября 1994 г. МКАС, руководствуясь положениями ст. 90 Венской конвенции, разрешил спор между российским и китайским предприятиями на основе названных Общих условий поставок.

     Таким образом, в случаях, когда взаимоотношения сторон договора международной купли-продажи (поставки) товаров регламентируются не только условиями контракта, но и нормативными, т.е. обязательными для применения Общими условиями поставки, правила именно этих международных соглашений будут применяться по вопросам, не урегулированным или не полностью урегулированным заключенным между сторонами контрактом. Если же стороны такого контракта по взаимному согласию решили применять к своим отношениям правила факультативных документов, также именуемых Общими условиями поставок, но не имеющих в силу их правовой природы обязательного для сторон характера (к ним относятся, в частности, ОУП СЭВ - Финляндия 1978 г., ОУП между организациями СССР и СФРЮ 1977 г., ОУП СЭВ 1968/1988), правила таких документов, будучи инкорпорированы в силу соглашения сторон в контракт, становятся его частью. В этом случае применение Венской конвенции по вопросам, не урегулированным их договором, осуществляется согласно общим правилам ст. 1.

     Конвенция не применяется к продаже товаров, указанных в ст. 2, в частности, судов водного и воздушного транспорта, а также судов на воздушной подушке и электроэнергии. Разрешая в 1997 году возникший в связи с просрочкой поставки воздушного судна спор между российским продавцом и эстонским покупателем, МКАС на основании приведенного исключения руководствовался только материальным правом страны продавца.

     Кроме того, как предусмотрено в ст. 3, она не применяется к договорам, в которых обязательства стороны, поставляющей товар, заключаются в основном в выполнении работы или в предоставлении иных услуг.

     В практике МКАС возник вопрос о применении Венской конвенции к отношениям сторон по договору, который признан недействительным. Данная проблема возникла, в частности, в деле 184/1993, решение от 25 июня 1994 г. В момент заключения сторонами договора в российском праве действовало правило относительно обязательных как письменной формы внешнеэкономических сделок, так и порядка их подписания с весьма строгим последствием, указанным в ст. 45 ГК РСФСР 1964 г., действовавшего в тот период. Суть в том, что несоблюдение формы внешнеэкономических сделок и порядка их подписания влечет за собой недействительность сделки. В приведенном деле с российской стороны было допущено нарушение действовавшего в тот период указанного порядка заключения внешнеэкономических сделок, поэтому на основании положений ст. 45 ГК РСФСР 1964 г. договор был признан недействительным. Вследствие этого арбитраж счел невозможным разрешать спор на основе Венской конвенции, поскольку в ней прямо указывается, что она применяется к договорам международной купли-продажи товаров, заключенным продавцом и покупателем. При отсутствии такого договора она неприменима, поэтому спор был разрешен на основании ст. 48 ГК РСФСР 1964 г., предусматривавшей возврат сторон в первоначальное состояние при признании сделки недействительной вследствие ее несоответствия требованиям закона. При признании недействительной внешнеэкономической сделки по основаниям, предусмотренным действующим ГК РФ, будет использован такой же подход.

     Весьма важным для практики и необычным для применения международных договоров, в которых участвует Россия, является диспозитивный характер Конвенции, вследствие чего, согласно ее ст. 6, стороны могут исключить применение данной Конвенции или отступить (при условии соблюдения ст. 12) от любого из ее положений. Подобные случаи отказа сторон при заключении договора от применения данной Конвенции в практике МКАС не встречались, хотя в договорной практике стороны иногда включают в контракт условие о неприменении Венской конвенции к их отношениям.

     Таким образом, в главе 1 Конвенции определены основные случаи ее применения, а также случаи, когда данная Конвенция не применяется либо вследствие ее прямых предписаний, либо вследствие использования сторонами правила ст. 6 о диспозитивности ее правил.

     По понятным причинам, создатели Конвенции не смогли включить в нее все вопросы и проблемы, возникающие в ходе реализации отношений между продавцом и покупателем. Поэтому достаточно часто в практике возникает вопрос о том, каким образом должны разрешаться вопросы, прямо не урегулированные Конвенцией. Критерии, согласно которым осуществляется восполнение отсутствующих в ней предписаний, определены в ст. 7 Конвенции.

     Согласно первому критерию, вопросы, прямо не разрешенные в Конвенции, подлежат разрешению в соответствии с общими принципами, на которых она основана; согласно второму (при отсутствии таких принципов), - в соответствии с правом, применимым в силу норм международного частного права.

     При этом возникает вопрос, до настоящего времени в отечественной доктрине не анализировавшийся и состоящий в определении того, что понимается под "общими принципами", на которых основана Конвенция.

     Подобный восполнительный критерий приведен в Межамериканской конвенции 1994 г. о праве, применимом к международным контрактам. В ней выделяются три критерия. В отличие от Венской конвенции в данной Конвенции на первое место поставлено право государства, с которым договор имеет наиболее тесную связь; при определении же права такого государства принимаются во внимание любые объективные и субъективные элементы контракта. Аналогично этому Венская конвенция в ст. 9 устанавливает, что при отсутствии договоренности об ином считается, что стороны подразумевали применение к их договору или его заключению обычая, о котором они знали или должны были знать и который широко известен и постоянно соблюдается сторонами в договорах данного рода в соответствующей области торговли. Однако эта норма дана не в связи с определением применимого права, а в разделе об общих положениях, что означает, что приводимое ниже правило применяется во всех случаях, независимо от определения применимого права.

     Во вторую очередь в Межамериканской конвенции учитываются также общие принципы международного коммерческого права, признанные международными организациями. В качестве третьего критерия, в дополнение к приведенным положениям ст. 9, для обеспечения правосудия и справедливости применимы в конкретном случае руководства, обычаи и принципы международного коммерческого права, а также общепринятые торговые обыкновения и практика.

     В качестве общих принципов, признанных международными организациями, можно назвать Принципы международных коммерческих договоров, разработанные в 1994 году Международным институтом унификации частного права (УНИДРУА), текст которых с комментариями в переводе А.С. Комарова опубликован в 1996 году (см. Принципы международных коммерческих договоров. М.: МЦФЭР, 1996). Данные принципы отражают подходы основных правовых систем к заключению, исполнению, толкованию международных коммерческих договоров, реализации прав на защиту их сторон. Они призваны ознакомить специалистов с принятыми в деловом мире правилами оборота, реализуемыми сторонами на основе свободы договора и равенства сторон.

     Среди руководств можно выделить появившиеся в отечественной печати благодаря заключению соглашения между Международной торговой палатой и Торгово-промышленной палатой России Руководства МТП, призванные помочь коммерсантам наилучшим образом сформулировать их взаимные права и обязанности по реже встречающимся договорам и правоотношениям (см. Руководство к операциям по документарному аккредитиву, публикация МТП No. 515Е; Руководство по составлению международных агентских контрактов, публикация МТП No. 410; Руководство по составлению дистрибьюторских контрактов, публикация МТП No. 441. Все они изданы А/О "Консалтбанкир" в 1996-1997 гг.).

     К торговым обыкновениям относятся ИНКОТЕРМС, представляющие собой Правила толкования международных торговых терминов, обобщаемые Международной торговой палатой начиная с 20-х гг., и также имеющие целью изложить принятые в разных странах базисные условия поставок с тем, чтобы продавец и покупатель могли выбрать наиболее подходящие с учетом специфики товара, особенностей их взаимоотношений, финансовой и юридической ситуации, в которых каждый из них функционирует. Применяется данный документ, как следует из п. 22 Введения, по соглашению сторон контракта: "коммерсанты, желающие использовать данные Правила, должны предусматривать, что их договоры будут регламентироваться положениями ИНКОТЕРМС 1990 года. Обязательным, в части импортных операций, данный документ является на Украине, в Ираке, в Испании, признан в Польше торговым обычаем (см. Рамберг Ян. Комментарий к ИНКОТЕРМС 1990. Публикация МТП No. 461. М.: А/О "Консалтбанкир", 1995).

     Практика МКАС свидетельствует о том, что применимое право определяется арбитрами исходя из Закона РФ 1993 г. о международном коммерческом арбитраже и действующего Регламента, на основании коллизионных норм, которые они считают применимыми, по общему правилу, руководствуясь ст. 166 Основ гражданского законодательства 1991 г.

Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров — см. дополнительные материалы в рамках основного сайта.

powered by www.cisg.ru
Copyright © 1999-2013 www.cisg.ru - Oleg Semenov - Moskau